История Танцев Всеобщего Мира в России


Рассказ «Об истории Танцев Всеобщего Мира из первых уст» мы помещаем здесь с согласия его автора Владислава Васудэвы Кирбятьева, одного из зачинателей этого движения в России.

Предисловие автора

Этот обзор истории Танцев в России отражает мой взгляд и отношение к ним и написан для тех, кто знает, что такое Танцы Всеобщего Мира и кто такой Сэм [...] Извиняюсь за то, что в кратком рассказе я не мог включить все события и все имена, внёсшие свой вклад в движение Танцев.

Когда же пришли всеми нами любимые Танцы Всеобщего Мира в Россию?

– В 1987. Тогда мне было 25, и я уже серьёзно практиковал йогу. Правда, йога в СССР была в глубоком подполье, и мы тщательно скрывали «явки и пароли». Я организовывал встречи и семинары с наставниками из Индии и других стран. В тот год я устраивал семинар с двумя йогинями из Америки и Финляндии. На семинаре они давали практики медитации, асаны,   мантры, словом всё, что имеет отношение к йоге. Вдруг они предложили нам встать в круг. Мы запели и затанцевали то, что оказалось Танцами Мира. Я и мои друзья были потрясены до глубины души. Правда, танцевали мы под магнитофон, но это никого не смутило, ведь мы тогда не знали, как их обычно танцуют. Кроме Танцев Всеобщего Мира, наши ведущие провели несколько «круговых* священных танцев» (Sacred Dances) пришедших из шотландской общины Финдхорн. На том семинаре были Ольга Щербакова и Виталий Сокальский – мои соратники по йоге. Танцы оказали на нас троих такое сильное впечатление, что мы переписали кассеты и выучили движения.  

В 1988 году со своим другом Карэном я впервые провёл эти Танцы на духовно-оздоровительном слёте в Яхроме под Москвой. Этот ежегодный слёт вёл Ян Иванович Колтунов – руководитель клуба «Космос». А организовывал его Лёва Романов. На слёте было более 100 человек и практически все принимали участие в танцах. Я видел, как танцы зажигают сердца, и моё сердце тоже наполнялось вдохновением.

А в 1989 году в Россию приехала группа из Америки, Канады и Англии, которая называла себя «Танцующими дипломатами». Их было человек 30, и среди них были Саади, Камей, Амида, Марк. В первый день они разбились на маленькие группки, чтобы встретиться с разными сообществами в Ленинграде. О нас они узнали от финских друзей. Наша группа йоги собралась   в маленькой квартирке, куда таксист привёз Саади, Камей и Арзани. После знакомства наши гости взяли гитару и запели мантры. Они были приятно удивлены тем, что многие танцевальные мелодии мы уже знали. Мы начали танцевать. Места для танцев в комнате практически не было, невозможно было даже поднять руки, но никто этого не замечал. Несколько следующих дней вся группа «танцующих дипломатов» проводила Танцы Всеобщего Мира в разных местах Ленинграда: в Михайловском саду, на Дворцовой площади, у Инженерного замка, перед Буддийским храмом. Мы договаривались о месте и времени встречи на каждый следующий день. Обзванивали всех своих друзей, а они – своих, и каждый день народу приходило всё больше. Помню, перед Инженерным замком нас собралось уже явно за сотню. Играло несколько гитар, барабанов и флейт и действо было настолько захватывающим, что вовлекало и простых прохожих. Дух Сэма явно танцевал и радовался вместе с нами. Всё это снимали репортёры и потом показывали по Ленинградскому телевидению. В том кругу было много людей, которых я тогда ещё не знал, но с кем впоследствии нам суждено было стать добрыми друзьями.   Расставаться с «танцующими дипломатами» не хотелось. А они уже собирались в дорогу — сначала в Тбилиси, а затем в Москву.

Тбилиси мне показался далековатым, поэтому я договорился встретиться с ними в Москве. Приехали мы туда вдвоём с другом. В Москве «дипломаты» танцевали в Кремле, правда, инструменты им запретили вносить в стены Кремля, и пришлось петь а капелла** . Ещё мы танцевали с серьёзными товарищами в пиджаках и галстуках в Комитете Мира, и, наконец, просто в холле гостиницы. Я тогда по-английски не говорил, но это не мешало мне сдружиться с ними. К тому же, по-русски говорил Марк. Из Москвы мы даже поехали с ними одним поездом, чтобы немного продлить наше общение, только мы с другом вышли в Ленинграде, а они поехали до Хельсинки. Пришло осознание, что нас ждут великие дела, и мы договорились о встрече в следующем году.

В 1990 нас пригласили в Англию на первый международный фестиваль «Мир через искусство» (PTA camp). Тогда мы с Олей Щербаковой, Виталиком Сокальским и Володей Захаровым вместе занимались и пели в ансамбле Ростислава Иванова —самобытного народного музыканта и художника. Поэтому нас пригласили приехать всем ансамблем. Этот лагерь был настоящим потрясением для всех. Нас поразила сила и мощь Танцев Всеобщего Мира, которые проводились таким множеством продвинутых ведущих, музыкантов и танцоров. А наши западные братья были потрясены широтой и глубиной русской души, которые так передавались в концертах нашей фольклорной группы. Наш ансамбль сразу пригласили в круиз по Англии, и мы не стали отказываться. Ростислав был так вдохновлён, что написал несколько танцев мира (два из них мы знаем: «Красное небо» и «Ты есть храм»). Я, конечно, начал мечтать о том, чтобы организовать такой лагерь у нас в России, но пока не знал как.

В июле 1991-го я пригласил Амиду и Саади на духовно-оздоровительный слёт под Москвой. Только годы спустя я осознал, какой это был культурный шок для них: спать в палатке, по нужде ходить в кусты, мыться в ледяной реке, есть еду, приготовленную на костре, танцевать на улице, воюя с комарами. Для наших западных друзей это был настоящий подвиг! Зато после слёта мы организовали с ними тренинг по Танцам на подмосковной усадьбе во Фрязино. Это был настоящий комфорт! Но испытания начались у меня: всю неделю семинара меня таскали по КГБ, где меня дотошно допрашивали о наших гостях и целях их визита.

Тем же летом 1991-го меня занесло на европейскую «Радугу» (Rainbow) в Польше. Там было 5 тыс. человек и царила полная самоорганизация: с едой, танцами, концертами, семинарами и прочими мероприятиями. Меня осенило — «вот как»! И вот, в 1992 на берегу реки Вуоксы мы с товарищем организовали первую русскую «Радугу» с Танцами Мира. И сегодня в наших танцевальных кругах немало тех, кто был на той первой «Радуге». Самоорганизация наша, правда, немного подкачала. Привезённые нами продукты закончились на пятый день, а мой товарищ Коля с мешками крупы почему-то не доехал. Оставшуюся неделю мы питались одними дикоросами – суп из трав, жаркое из травы, салат из трав, ну и травяной чай, конечно. Непривычно, зато очень полезно! Но неудобства нас не смущали, т.к. мы всецело были поглощены творчеством и Танцами. На том фестивале возникла песня «Солнце Любви». Был там и Сергей Чевалков, автор танца «Звента-Свентана». Теперь Сергей главный священнослужитель в общине Виссариона в Сибири. Говорят, что он и по сей день проводит Танцы Мира у себя на Горе.

Теперь Танцы Мира свободно шагают по просторам нашей Родины! И вот, что я вам скажу! Нигде в мире нет такого возрастного диапазона танцующих, как в России. Например, самому младшему танцору в кругу Чикаго, где мне довелось проводить Танцы, было 60 лет, — и он выглядел просто юнцом на фоне остальных «Божьих одуванчиков». Когда мы взялись за руки перед первым танцем, я подумал: «Да мне с ними не провести ни одного танца из программы, которую я приготовил!…» Пришлось перестраиваться на ходу и плавно затянуть «Лели-Ладо» на пол-вечера. Зато в России начинают танцевать сразу, как только перестают ползать. Посмотрите сколько молодёжи среди наших ведущих!

Особенности национальных Танцев

Россия – случай особый и все на нас смотрят, как на удивительный феномен. Я считаю, всё дело в генной памяти. Наши предки тысячелетиями пели и танцевали на Природе. Это было священным действом, радостным празднованием общения с Духом. Всё это есть в нашей крови и легко пробуждается. В те первые годы мы танцевали Танцы Мира в группе у Ростислава Иванова перед началом репетиций его ансамбля, в начале по подвалам, потом в ДК. И вот в 1990-м мы всей группой поехали на тот духовно-оздоровительный слёт под Москвой, чтобы проводить Танцы. Когда мы приехали, слёт уже несколько дней шёл и нас как-то не очень весело встретили. В лагере была депрессия. Оказывается, все эти дни шёл проливной дождь. Молния попала в дерево, под которым стояла палатка и всех, кто в ней находился, увезли в больницу. Кругом были хмурые лица и хмурое небо. Вечером мы развели костёр, начали петь и танцевать. Практически все к нам присоединились. Прямо над нами образовался круг ясного неба, через который нам улыбались звёзды. Следующий день снова был пасмурный, но как только мы начали танцы вокруг костра, опять небо над нами прояснилось, и круг стал ещё больше. Так продолжалось каждый день. На седьмой день, когда мы развели костёр, всё небо было уже ясным и приветливо мерцало звёздами. Мы начали петь и танцевать, трепет и вдохновение наполняли наши души. И вот прямо над нами разверзлось переливающееся всеми цветами радуги Северное Сияние! Люди остановились и ошеломлённые на всё это смотрели (в июле! под Москвой! Северное Сияние!). Я чувствовал, что происходящее на небесах было отражением происходящего в наших душах, и потому сказал: «не останавливайтесь, продолжайте петь, видите — оно поёт вместе с нами». В следующие годы, когда мы приезжали на подмосковный слёт, нас встречали вопросом: «Ну что, Северное Сияние делать будем?»

Мой индийский учитель говорил мне: «Вселенная внутри нас и Вселенная вокруг нас – это одна Вселенная. Надо только научиться стать этой Единой Вселенной». На пути к этому единству я решил поселиться на природе и в 1993-м нашёл небольшую деревню под названием Гришино. Теперь это экопоселение и место моего постоянного проживания. Здесь в 1995-м мы с Ольгой и Виталием провели первый тренинг по Танцам Мира. Там были начинающие ведущие из Украины, Москвы, Питера и других мест. Была там и Большая Белая Настя (Карима), которая в последствии стала вести Танцы в Москве и распространять их по России.

В том же 1995-м я организовывал «Радугу» на Алтае, на Мультинском озере у подножья Белухи. После 4-х дней на поезде, нас ждал 2-х дневный переезд на ПАЗике. Далее два дня пешком до места. Но вот беда, наши проводники ушли вперёд и потерялись… Со всем снаряжением и 2-х недельной провизией мы плутали по перевалам и вот на одном из них, довольно высоко, мы решили станцевать Танец Шивы. Это действительно было вдохновение! И Шива, похоже, нас услышал. Мы сразу вышли на тропу, приведшую нас к озеру. Наши проводники, правда, плутали ещё неделю и успели как раз на закрытие фестиваля. Когда мы пришли на место, где собирались провести наш фестиваль, мы начали с медитации приветствия и решили не только попросить разрешения у места провести здесь неделю, но и спросить у него, чего бы оно от нас хотело. Когда мы сели в круг для медитации, я подумал, что, наверное, Природа попросит нас очистить мусор, который остался на стоянке от туристов. Но во время медитации я услышал нечто другое: Природа хотела от нас, чтобы мы во время нашего визита излучали добрые вибрации и светлые чувства. Это всё, что ей от нас нужно. И другие люди это тоже услышали. Мусор мы, конечно, всё равно убрали, но осознание того, как мы влияем на природу, осталось глубоко в нашем сердце. Танцы Мира сильно помогали нам в излучении светлых вибраций, и природа щедро одаривала нас подарками в виде двойных, тройных и даже четверных радуг. Я таких нигде больше не видел.

Мой американский друг рассказал такую историю: Как-то один ведущий Танцев Мира пригласил на Танцы индейца. Тот пришёл, и весь вечер сидел и смотрел, как люди танцуют.   Сам танцевать не стал. После танцев, ведущий подошёл к индейцу и спросил, понравились ли ему танцы. «Очень понравились!»- ответил индеец. «А что понравилось?» – продолжал спрашивать ведущий. Индеец сказал: «Наконец то вы, белые, танцуете свои танцы, а не крадёте наши!»  Этот индеец прав! Через Сэма Бог снова дал нам наши Танцы! Всем существом я чувствовал, что Танцы Всеобщего Мира раскрываются во всей своей полноте, когда мы танцуем их на природе, когда стопы наши касаются земли, а голова звёзд. Ежегодно под Питером я организовывал тогда фестивали Радуги (Rainbow), мне помогала Илона, а затем ещё и Хаким. Но к 1996 году Радуга сильно «захиппела». Ну очень много хиппи! Практически это было два фестиваля в одном месте. Всю ночь хиппи барабанили и плясали вокруг костра. Днём, когда мы танцевали, хиппи спали. Поэтому с 1997 года мы решили делать два разных фестиваля, чтобы не мешать друг другу спать. В июне 1997-го мы организовали первый фестиваль Танцев Всеобщего Мира «Летнее Солнцестояние». А в 1998-м мы сделали первый международный фестиваль «Летнее Солнцестояние» и к нам приехали Према с Анахатой, Тимоти, Марк и Вали с Ариеной. Женя Леонов тогда специально сшил первый большой шатёр. Саша Пшидрамирский со своей фольк-группой провёл русские хороводы и игры. Затем в 1999-м мы с Мариной провели первый фестиваль «Мир» в Крыму. И вот знаменитый 2000 год, когда к нам на «Солнцестояние» приехал Нараян и привёз целую банду музыкантов и ведущих! Что это было, помнят те, кто там был. Солнцестояние тогда точно совпало с полнолунием, что бывает не часто. Лена Антонова тогда проводила русские обряды и хороводы. А Гаян Грегори Лонг заразил нас своими барабанами. Теперь его дело Барабанов Мира в Питере продолжает Паша Тырышкин, а в Тольятти Марина Ерофеева. Моя жена Марина стала моим соратником в организации фестивалей. Вместе с ней мы стали помогать Илоне делать уже не фестивали, а ритриты, чтобы двигаться глубже. А с 2004-го наше «Солнцестояние» трансформировалось в суфийский лагерь-ритрит «Руханиат».

Сегодня фестивальный дух продолжается на фестивалях «Инлакеш», «Караван-Ом», «Мир» и других по всей нашей стране. Еженедельные и ежемесячные круги Танцев собираются во многих городах России. И всё же самым танцующим городом остаётся Питер. Здесь давно действует три круга Танцев, и желающие могут танцевать три вечера в неделю. Самым же танцующим местом в мире сегодня является Колорадо. Там можно танцевать пять дней в неделю в разных кругах, расположенных друг от друга в 1-2 часе езды.   Причём в трёх из этих кругов людей собирается за сотню. Будете там, заходите, не пожалеете.

Танцы Мира, они и в Африке Танцы Мира

Довелось мне с Мариной побывать в Южной Африке экопоселении — побратиме. Там нас очень тепло встретили и мы, конечно же, провели Танцы Всеобщего Мира. Это имело ошеломляющий резонанс! Люди там очень душевные, простые и сердечные. Мы продолжали петь, танцевать, встречаться, играть на барабанах! Наши африканские друзья какие-то танцы запомнили, а какие-то нет. Они нас очень звали снова приехать и провести Танцы Всеобщего Мира. И вот мы едем!   В феврале 2009-го мы проводим международный фестиваль Танцев Всеобщего Мира «Мама-Африка» и приглашаем всех желающих поддержать наших братьев-африканцев!   Чтобы им там тоже хорошо танцевалось! Пусть радуются наши души, исцеляются наши тела и наша Матушка-Земля пребудет в празднике, когда «Дух и Природа танцуют вместе!»

* Круговые танцы (circle dances) в России называются хороводами, но так как мы привыкли ассоциировать хоровод с чем-то типично русским, я называю их «круговыми танцами».

** а капелла (а capella ) – пение без музыкального сопровождения

© Владислав Васудэва Кирбятьев, 2009