Туи

Ринни Валентайн. «Как нарисовать себя наружу за 40 секунд», 2009
Туи бредет по проселочной дороге, взгляд, как водится, в никуда.
— Иначе и быть не может, — размышляет она. — Не вижу смысла.
— Либо ты, либо тебя? — шепчет кто-то ехидный то отсюда, то оттуда.
Туда и сюда, сюда и оттуда.
Взгляд, как водится, в никуда.
— Но это нечестно, — шепчет Туи. — Нечестно. Нет...

На дороге распластан телефонный справочник. Ветер придирчиво перебирает его страницы. Туда и сюда. Сюда и оттуда.

— В это время года ветер дует с северо-запада, он так суров? — говорит кто-то ехидный печально.

Ох, эта манера говорить скачками пополам с плавностью ужасно раздражает Туи. Но кто-то ехидный вовсе не печалится по этому поводу.
Вокруг книги скачут прошлогодние листочки. С осени они порядком побурели и затвердели.
Туи останавливается и закрывает глаза.
— Если остановиться и закрыть глаза, — объясняет она. — То можно вообразить будто это Перекати-Поле совершает свой
переход. Знаешь ли, это неизбежно. История не знает ни одного Перекати-Поля, не лишившегося корней. Так просто не бывает. Не может быть по сути вещей.
— Но никто не знает откуда они приходят и куда уходят, — заявляет кто-то ехидный ехидно. — Ты разве тоже так хочешь?
— Да, — говорит Туи, шаркает, и медленно продирается сквозь ветер, продолжая путь.

— Когда я вырасту, я буду жить в Питере, — говорит мальчонка.
— Ну уж нет, — возражает его мать. За спинами у них походные рюкзаки. — Ну уж нет, — повторяет она. — Не позволю. Посмотри, какие здесь люди бродят. Неживые какие-то. Сырые.
Она ускоряет шаг, волоча за собой мальчонку.

— А и правда, — говорит Туи В. одной своей подруге. — А и правда. Сыро. Махнем уже в Мадрид? Или в Эль-Пасо?

В. рассказывает об одном своем знакомом, пропуская слова Туи мимо ушей.
— Бывают такие люди, — говорит она, — бывают такие люди, которые сначала привязывают к себе, а потом уходят. И непонятно — куда... И неясно — зачем?
— Я могу понять это, — говорит Туи. — Иногда мне смертельно хочется... Даже когда все хорошо. Просто взять и уйти.
Даже если все хорошо. Понимаешь, будто моторчики в пятках. Вроде все хорошо и даже замечательно, только вот...
Не оглядываясь... Хочется. Просто. Будто. Сбежать.
Нет, не могу объяснить.
— Страшно, — говорит Туи, помолчав. — Я распоследняя трусиха на свете.

Есит вопросы, которые Туи терпеть не может. Один из таких вопросов: «О чем ты думаешь?».
Это действительно совершенно идиотский вопрос. Ну как, как можно объяснить весь калейдоскоп мыслей, образов, картинок, мелькающих в голове?
Никак никак никак совершенно невозможно это.

Одна девушка никогда не задавала этого вопроса. Она просто видела.
Вот ты сидишь. Мнешь в руках кусочки чего-то, превращая что-то в нечто.
А мысли. Образы. Чувства. Сами выскальзывают из твоей головы и попадают в ее цепкие объятия.
Та девушка умела читать по рукам.
А Туи после удивлялась тому, что она все знает... Вообще все...

—Люди-фантомы, — говорит Туи, положив голову на руки. — Люди, которых нельзя потрогать. Потому что для тебя они так и не должны появиться. Потому что это — элемент игры. Потому что с призраками проще быть и оставаться честным. В итоге Они оставляют только тебя и твое отражение в зеркале. Один на один.
Механизмы психоанализа... Неправильно как-то.

Нет, все-таки это чертовски глупо — плакать из-за своего психоаналитика...

© Ринни Валентайн, 1 мая 2009