Переводы

Из книги «Cries of the spirit» (1991)

(ed. by Marilyn Sewill, Beacon Press, Boston)

Из Нэнси Виллард

«In the beginning was the Word» (St. John)

Да, правда, я делаю книги, но только не часто.
Обычно я просто кормящая мать.
Девять кошек летят меня утром встречать,
(мне ведом язык их и шелк их касаний),
и пишут хвостами на двери невидимым молочком:
«Ночлег в бесприютной ночи. Раздача благодеяний».

Клянчу взаймы у Петра, и Павлу вечно должна.
Мой муж приходит под вечер с мечтой о филее,
а в доме шаром покати — три яйца и картошка одна, —
любовных приправ не жалея, блЮдам дам имена.
Порою я стряпаю книги, но главное — пищу готовлю.
Закончена главка о голоде, но никогда не полна.

Малыш захнычет в ночи, прося утешенья и млека.
Позже его научу я петь, танцевать, рисовать,
добрым быть человеком,
вкусу к буквам и истинной речи.
Но сейчас, уча его есть, я должна рассказать,
как ангел с книгой в руках шагнул Иоанну навстречу,
сказав: «Возьми и вкушай. Горечь наполнит тебя,
но все люди, пророки и земли — все должны это знать».

© Nancy Willard, «Why I never answered your letter» («Carpenter of the Sun», poems by Nancy Willard, Liveright Publishing Corporation, 1974); пер. с англ. Юлии Жуковой, 1998.

 

Из Джейн Кеньон

*   *   *

Я — тот цветок, что в книге засушили
и вновь нашли спустя две сотни лет...

Создатель я, любовник и хранитель...

Девчонка, истощенная бескормьем,
присядет у накрытого стола,
и место ее — около меня...

Я — пища на тарелке заключенных...

Я — та вода, что мчится к средоточью
всемирного потока,
и наполняет чашу до краев,
(но я же буду и последней каплей)...

Я — терпеливый, преданный садовник
засохшего, заброшенного сада...

Я — камня поступь
я — замок вселенной
и стержень,
держащий ворота меж мирами...

Я — с Радостью помолвленное сердце,
и волосы, что всех иных длинней
но побелели до прихода смерти...

Я — та корзина, что полна плодами,
меня вдовице скорбной подарили...

Я — мускусная роза из пустыни,
я — папоротник с горнего болота...

Моя любовь
тебя преодолеет,
она с тобой — незримо — до того,
как мое имя ты произнесешь...

© Jane Kenyon, «Briefly it enters, and briefly speaks» («The Boat of Quiet House» by Jane Kenyon, Graywolf Press, 1986); пер. с англ. Юлии Жуковой, 1997.

 

Из Кэтлин Норрис

Три песенки к Музе

1.

Старый друг искал меня
на темной дороге.
Ночи, когда я не могла уснуть,
мы были вместе одиноки.

Мы — две желтые бабочки поздним летом,
бьющиеся перед экраном.
Мы — две старые женщины,
держащиеся за руки
на похоронах друга.

Мы — двое детей, играющие в игру
«Кто я?»
Ты закрываешь руками мои глаза,
и в их темноте,
я конечно же знаю,
что в конце
появится играющий незнакомец,
и он будет не Смерть,
но Любовь.

2.

Итак, ты снова придешь
с новым лицом,
и нарушишь размышления
в моей размеренной жизни.

Ты — женщина, ты — мужчина.
Ты меняешь имена для любви
Каждый раз, когда приходишь.

3.

Мы гуляли по океану
недалеко от берега.
Мы гуляли по яркому миру
И ты позвал меня
чтобы показать мне что-то,
какую-то ракушку.
Ты назвал ее, и мы смеялись.

Мы провели дни, беседуя
и почти ничего не делая.

Я прощалась, заклиная,
«Приди ко мне»

«Я найду тебя», —
пообещал ты.
И ты это сделал.

© Kathleen Norris, «Three Small Songs for the Muse» («A Wedding in the Courthouse», University of Nebraska Press 1984);  пер. с англ. Юлии Жуковой, 1998.